Божественное безумство

В «Безумстве Святых» профессор Чикагского Университета Джун МакДаниэл пишет о Шриле Бабаджи Махарадже:

«Хотя он носил вместо шляпы чашу для подаяния, совершал богослужение  на улице и поколачивал  зонтиком Вайшнавов, просивших его о посвящении, он был весьма почитаем сообществом Вайшнавов за свою отстраненность и преданность. Тридцать лет провел он в состоянии любви к Кришне,  бродя по лесам и рощам священного Вриндавана как наперсница Шри Радхи.  Во Врадже и Навадвипе его почитали как совершенного отреченного (сиддха бабаджи) и освобождённую душу (парамахамса).

Долгие годы он бродил по Вриндавану, творя в душе поклонение Кришне, рагануга бхаджану (спонтанная божественная любовь).

В году 1894 Джаганнатха Дас Баба велел ему оставить Враджу и идти в Бенгалию. С тех пор до самой своей смерти он прожил в Навадвипе. Его поведение был необычным для Навадвипы. Он просил у домохозяев сырую пищу и предлагал ее, как ритуальное подношение Бхагавану. Он готовил пищу в использованных и выброшенных глиняных горшках, а его одеждой были оставленные на берегах Ганги тряпки умерших. Он игнорировал мнение окружающих (которые считали такое поведение неприличным),  пользуясь выброшенными и ненужными  вещами. Он носил четки из бусин Туласи на шее или держал их в руках отсчитывая Святые Имена; иногда он использовал четки из тряпичных узелков. Часто он бродил почти нагим или в своей полу развязанной набедренной повязке.

В переживаемом им блаженстве (бхава), безвкусная пища была для него изысканным блюдом. Он питался простым рисом или другими промокшими в воде или тине Ганги злаками. Шримати Лалита Диди из Радхараманбагха, которой довелось стать очевидицей его преданности, рассказывала:

«Расположившись в тени дерева джхао,  в Баганбари, он порезал кусочками принесенные с рынка незрелые  баклажаны и погрузив их в воду из Ганги, положил сверху  листик Туласи. Предлагая это своему иштадеве (личному Божеству) он спел молитву « бхаджа патита уддхарана, шри гаура хари» и сказал: «Я не знаю как правильно  готовить это блюдо, но пожалуйста, попробуй его».  После этих слов, голос его задрожал, а тело приобрело ярко красный оттенок и выросло в размерах. Его лицо и грудь стали мокрыми от слез. Лалиту диди изумили его чувства. Когда бхава оставила его, около часа спустя, он продолжил свое пение. Уложив Шри Гауру почивать, он съел незрелые баклажаны.  Лицо его при этом выражало удовольствие и счастье, более интенсивное, чем если бы он вкусил пашчамриты (нектара)».

Он бродил по Навадвипе с металлическим горшком, собирая пищу.  Часто он нес горшок на голове. Он шел вдоль дороги напевая: «Джай Радхе», и местные жители полагали, что он ведет себя, как безумец (анматават).  Маленькие мальчишки бежали за ним, и он играл с ними: «Когда он видел смуглого мальчишку, то  считал его Кришной, а глядя на светлого — думал о Гауре. Когда дети толкали его, он говорил: «Глянь, Матушка Йашода, твой Гопал ударил меня!» или «Посмотри, Мама Шачи, твой Гаура строит мне рожи!»».

 

Комментарии запрещены.