Посвящение

В 1990 году, по указанию Шрилы Бхактивиноды Тхакура, Шрила Сарасвати Тхакура принял посвящение от Шрилы Гауракишоры Даса Бабаджи,

став его единственным учеником. Шрила Бабаджи Махраджа был поглощен  бхаджаном чистого преданного всецело и не имел никакого желания принимать учеников. Однако, тронутый исключительной преданностью и искренностью Шрилы Сарасвати Тхакуры,  Шрила Бабаджи Махрадж сделал для него исключение. После неоднократных просьб об инициации, Шрила Бабаджи Махарадж согласился принять Сарасвати Тхакура,  но только с разрешения Махапрабху. Когда Шрила Сарасвати Тхакура пришел к нему вновь, тот ответил, что забыл испросить разрешения Махапрабху. Не поддаваясь унынию, Шрила Сарасвати Тхакур пришел опять и смиренно склонившись повторил свою просьбу. Тогда Шрила Бабаджи Махараджа заметил: «Нравственность  и ученость не являются предварительными условиями для благословений Кришны. Обладание этими качествами не может быть причиной  духовного посвящения». Получив таким образом ряд отказов, Сарасвати Тхакур не оставил своих призывов к милости Бабаджи Махараджа. Шрила Рамануджачарйа пережил восемнадцать подобных отповедей от Шрилы Гоштхипурна, прежде чем тот наконец принял его. После многих, полных смирения и искренности  просьб, Шрила Бабаджи Махараджа, вполне удовлетворенный Шрилой Сарасвати Тхакурой, с великой радостью инициировал его. Шрила Бабаджи Махараджа никогда не позволял кому-либо касаться своих лотосных стоп. Каждого, кто пытался взять пыль с его стоп, ожидало проклятье: «Вы лишитесь всего, что имеете».

Так неискренние, меркантильные люди опасались приближаться к нему. Тем не менее он не смог отказать в этой милости Шриле Сарасвати Тхакуру. Его инициация  напоминала посвящение Шрилы Нароттама Даса Тхакуры Шрилой Локанатха Дасом Госвами. Шрила Бабаджи Махараджа велел Шриле Сарасвати Тхакуре проповедовать послание Махапрабху по всему миру.

Многие добрые люди страстно желали услужить Шриле Бабаджи Махараджу. Но реализовать подобное желание было практически невозможным. Однажды король Кашим Базар, Раджа Маниндра Чандра Нанди, направил к Шриле Бабаджи Махарадже некоего высокопоставленного джентльмена, сановника, с приглашением посетить его дворец. Шрила Бабаджи Махараджа сказал ему: «Оказавшись в царском дворце , я могу стать  жадным до денег. Тогда  мои отношения с царем перестанут быть дружескими. По этому,  лучшим для него было бы отказаться от богатства, семьи и друзей, и придя сюда, остаться со мной. Здесь я устрою для него такое же, как и у меня жилище из другой «чхаи», (обшивка лодки) и вместе мы предадимся блаженству  хари-бхаджаны».

Даже холодными зимними ночами Шрила Бабаджи Махараджа спал на берегу Ганги, в своей открытой всем ветрам «чхаи»  (деревянная обшивка лодки полуцилиндрической формы).  Легко представить, как холодный ночной ветер с реки насквозь продувает чхаи. Видя такие суровые лишения, кто-то настойчиво предлагал Шриле Бабаджи Махараджу одеяло. Но вместо того, чтобы укрыть свое тело, Шрила Бабаджи Махараджа вешал одеяло на  стену  чхаи. На вопросы о смысле этого действа, Шрила Бабаджи Махраджа отвечал, что просто глядя на одеяло, он перестает чувствовать холод.

Иногда искренний Вайшнав оставался у Шрилы Бабаджи Махараджи в качестве слуги.  Однажды он сказал такому слуге: «Завтра мы будем праздновать день ухода Шрилы Санатаны Даса Госвами (титхи)». Тот спросил: «Где же мы возьмем все необходимое для праздничной церемонии?» Шрила Бабаджи Махарадж ответил: «Никому ничего не говори. Вместо еды мы будем весь день без перерыва повторять Харинам. Для подобных нам бедолаг, это — праздник.»

Как-то, жена Гириш Бабу, хозяйка Навадвип Дхармашала (гостиница для поломников) пожелала построить для Шрилы Бабаджи Махараджа домик.  Шрила Бабаджи Махараджа сказал: «Я не испытываю проблем, от того, что живу в чхаи. Моя единственная напасть — лицемерные миряне, которые постоянно одолевают меня просьбами о милости. Они не ищут своего блага, они лишь нарушают мой бхаджан. Если вы позволите мне поселиться в одной из ваших уборных, то  эти люди перестанут приходить и надоедать мне». С тех пор Шрила Бабаджи Махарджа настоятельно требовал селить его в отхожих местах. Гириш Бабу сначала чистила их, затем снесла и построила на этом месте новое жилище.

Комментарии запрещены.