Шрила Прабхупада, некоторые впечатления в свете его лотосных стоп

Очерки Шримад Бхакти Прамод Пури Махараджа

Шримад Бхакти Прамод Пури Махарадж

Шримад Бхакти Прамод Пури Махарадж

Шримад Бхакти Прамод Пури Махарадж — Основатель-Ачарья Шри Гопинатх Гаудия Матха и один из соиздателей журнала «Гаудия» — пришел к Шриле Прабхупаде в 1922 году, и искренне служа своему Гурудеву оставался рядом с ним до последних дней его жизни. В свои 99 лет он, не зная усталости, словом (прачар) и делом (ачар) распространяет послание Шрилы Прабхупады, и воплощает собой идеалы «тринад апи суничена». «Наделенный преданностью Гуру, обширными познаниями, мягкосердечностью, ясным разумом и безупречным характером, он живет санкиртаной — проповедуя, и публикуя «Гаудию», — так отзывался о нем в одной из своих поэм сам Шрила Прабхупада. (Гаудия, том 12, №32)

IMG_153Однажды, стоя перед главным входом в Шри Чайтанья Матх, Шрила Прабхупада созерцал Божества — Шри Шри Гуру-Гауранга-Гандхарвика-Гиридхари. Довольно скромных размеров вход в храм, и то, что Шрила Прабхупада был тогда без очков, позволило одному из его близких учеников предположить, что Прабхупаде трудно будет оценить все великолепие Божеств — «Прабхупада, снаружи толком ничего не увидеть, двери недостаточно широки для этого, — сказал он. — Не следует относиться к Господу как к объекту своего внимания», — с улыбкой и неизменно желая блага всем нам, произнес в ответ Прабхупада. Гораздо лучше сосредоточить внимание на том, чтобы обрести качества, достойные Его взора. Подумайте о том, желает ли Он видеть нас, захочет ли Он открыть Себя нам».

атах̣ ш́рӣ-кр̣ш̣н̣а-на̄ма̄ди
на бхавед гра̄хйам-индрийаих̣
севонмукхе-хи джихва̄дау
свайам-эва спхуратйадах̣
(Бхакти-раса̄мр̣та-синдху )

«Имя, облик, качества, игры Шри Кришны божественно непостижимы. Его бытие недоступно чувствам этого мира. Господь открывается преданному — кто искренне жаждет служения — по Собственной Воле, прикосновением к языку его». (Бхакти-раса̄мр̣та-синдху, Восточная волна, 2.109)

Как Господь, так и слуга Его равно, с великим терпением и неутолимой жаждой, предвкушают встречу. Чайтанья-чаритамрита рассказывает о сокрытом в земле Мурти Гопала из Вриндавана, ожидающем Своего возлюбленного слугу Шри Мадхавендру Пури.

баху-дина тома̄ра патха кари нирӣкш̣ан̣а
кабе а̄си’ ма̄дхава а̄ма̄ карибе севана

«День за днем я не отрываю от дороги взора с мыслью о Мадхаве — когда же он придет служить Мне?» (Шри Чайтанья-чаритамрита, Мадхья-Лила 4.39)
Так покорный любви Своих слуг Господь, снедаемый нетерпением, ждет желанной встречи.

бхактера дравйа прабху ‘ка̄ри’ ‘ка̄ри’ кха̄йа
абхактера дравйа прабху ‘улат̣и’ на̄ чха̄йа

«Подношения бхакт Прабху принимает нетерпеливо, жадно,
предложение постороннего — не удостоит и взглядом».
Необходимо желание служить Ему с настоящей преданностью.

бхактир эваинам̇ найати
бхактир эваинам̇ дарш́айати
бхакти-ваш́ах̣ пуруш̣ах̣ бхактир эва бхуйасӣ

«Связывает с Ним лишь Преданность, Он открыт только сердцу влюбленного,
Бхакти воспета в божественных откровениях,
Как подчинившая себе Единственного — Самого Владыку».

Привязанность, соединенная с самоотверженностью и безупречным чувством, всегда привлекает внимание Господа. В Брахма-самхите (5.38) сказано:

према̄н̃джана-ччхурита-бхакти вилочанена
сантах̣ садаива хр̣даеш̣у вилокайанти
йам̇ ш́йа̄масундарам ачинтйа-гун̣а-сварӯпам̇
говиндам а̄ди-пуруш̣ам̇ там ахам̇ бхаджа̄ми

«Я поклоняюсь Говинде, предвечному Господу Шьямасундаре — Самому Шри Кришне. Его неописуемые качества наблюдают в душе святые, созерцая непостижимое глазами бхакти — умащенными бальзамом любви».

IMG_154По пути в Шри Йогапитх, куда мы, сопровождая Шрилу Прабхупаду, отправились из Шри Чайтанья Матха на следующий день, тот же самый его ученик, почувствовав вдруг волну неприятных запахов, прикрыл краем дхоти нос. Шрила Прабхупада, заметив это, улыбаясь сказал: «Изысканный аромат святой дхамы не для твоего обоняния. Ты ощущаешь лишь зловоние материального мира. Святая обитель Господа непостижима чувствами, — не нужно и пытаться воспринимать Ее как нечто материальное. Святая обитель — это Сам Господь». Он учил нас идеалам служения месту рождения Господа Гауранги — Шри Дхаме Маяпуру, личным примером.
В Шри Йогапитхе, Шриваса Ангане и многих других священных местах Маяпура, Шрила Прабхупада переживал недоступные обыкновенному восприятию эмоции и откровения. Его надмирный взор всегда созерцал три священных реки — Гангу, Ямуну и Сарасвати — текущие рядом по Святой Дхаме, Шри Маяпуру. Он не отличал воды Джаланги от святой Сарасвати. Так же видел и Шрила Тхакур Бхактивинод. Знаменитая четырнадцатая песнь его сборника «Жажда Бхаджана» (Бхаджана Лаласа) начинается словами — кобе гаура-ване, сурадхунӣ-тат̣е… — «Когда же я, забыв удовольствия бренного, отправлюсь странствовать по местам, где играл Гауранга…, — а в следующей строфе он говорит, — и напьюсь из священных вод Сарасвати». Нельзя представить, сколь дорого Прабхупаде было это великое место паломничества, расположенное у слияния трех священных рек, — Шри Дхама Маяпур. Шрила Бхактивинод Тхакур предсказал, что в Шри Йогапитхе появится удивительный храм. Шрила Прабхупада воплотил его пророчество, воздвигнув на средства одного из своих состоятельных учеников, Сакхи-чарана Бхакти Виджая Прабху, великолепное здание. При закладке фундамента храма (13 июня 1934 года, в 10 утра), земля явила четырехрукий Образ Господа Вишну. Руководствуясь данными богооткровенных писаний, Шрила Прабхупада определил Его имя — Адхокшаджа, что означает: прибежище Его Божественных Шакти (стихий-проявлений женского начала), Жен — Шри, Бху и Нилы. Группа авторитетных археологов во главе со Шри Рама-прасад Чандой, как эксперты, пришли к выводу, что возраст мурти исчисляется тысячелетиями. Шрила Прабхупада говорил, что это — домашнее Божество Шри Джаганнатха Мишры. Прекрасной форме Господа (мурти ) по сей день поклоняются в Шри Йогапитхе.

Prabhupada with the Governor of Bengal John Anderson

Prabhupada with the Governor of Bengal John Anderson

Чтобы привлечь к служению Шридхаме Маяпуру все возможные средства, Шрила Прабхупада приглашает в Дхаму многих знатных и состоятельных персон. В числе его гостей были и царь независимого Трипура, и губернатор Бенгалии Сер Джон Андерсон.

Ежегодно Шрила Прабхупада организовывал в Шридхаме Маяпуре великолепные торжества по случаю явления Шри Гауранги, лично возглавляя парикраму — тридцать две мили вокруг Шри Навадвип Дхамы.

К великому Маяпуру Шрила Прабхупада относил земли, что простираются от Шри Чандрашекхара Бхавана, к северу от Йогапитха, до Хулор Гхата, места слияния трех рек, — на юге. Его устами было произнесено пророчество: «Однажды все эти земли заселят Вайшнавы. Здесь будут возведены великолепные Храмы, и оглашаемая ревом раковин, звоном колоколов, цимбал и грохотом барабанов округа будет прославлять Имена Бога». Шрила Прабхупада утверждал, что Шри Гаурасундара, золотая луна Шри Маяпура, всегда в кругу Своих верных спутников, исполняет здесь Санкиртана-Лилу вечно.

Верховный Господь Гаурахари со Своими возлюбленными слугами танцует и воспевает здесь, в Шри Майапуре, и теперь. Удачливым душам иногда приходилось слышать оглушительную санкиртану то в Шриваса Ангане, то в Йогапитхе — местах, казавшихся совершенно безлюдными. Шрила Прабхупада видел это.

На наших глазах, люди, никогда прежде не испытывавшие интереса к духовному, чьи сердца самоутверждаются доводами веских суждений; персоны значительные и всесторонне образованные, оказываясь в Шри Маяпуре, мистическим образом вдруг предавались всепоглощающему духу святой дхамы. Их сердца отказывались сопротивляться сладостному притяжению земли, которая самим своим существованием разрушает голоса невежественного рассудка, заставляя смиренно склонить высокомерное чело.

Рядом с высоким храмом Шри Йогапитха растет старое хлебное дерево, приносящее необычайно сочные и вкусные плоды. Однажды нам посчастливилось их отведать. В тени этого священного дерева часто воспевал святое Имя наш пра-гурудев Шрила Гауракишора Дас Бабаджи. Шрила Прабхупада проживал тогда в Севака-кханде Шри Йогапитха (место это до наших дней не сохранилось). Однажды, к великому своему удивлению — поздней ночью, Шрила Прабхупада обнаружил под деревом Шрилу Гауракишора Даса Бабаджи. Знающему, что жалкое подобие жилища — чхаи, в котором Бабаджи обычно совершает свою бхаджану — находится на противоположном берегу Ганги (в Навадвипе, в Ранира Чаде), Шриле Прабхупаде стало любопытно, как бабаджи удалось пересечь реку и оказаться так далеко в столь поздний час? Паром в ту пору прекращал переправу к десяти вечера. К тому же Шрила Гауракишора Даса Бабаджи, играя очередную роль, «был» тогда слепым. Да та еще маяпурская дорога — сплошь ямы да ухабы… Кто же доставил его сюда темной ночью?! «Кто-то помог мне переправиться через реку. Кто-то довел меня сюда, держа за руку…», — так ответил на вопрос Шрила Гауракишор. Шрила Прабхупада без труда догадался, чье имя не называется.

Шрила Гауракишора Дас Бабаджи посещал Шри Маяпур часто — катаясь в пыли Шри Йогапитха, или во дворе Шриваса Тхакура, он в экстазе любви повторял имена Шри Гауры, Шри Нитьянанды, Шри Адвайты, Шри Гададхара, бхакт под началом Шривасы. Когда Шрила Прабхупада передавал ему фрукты или овощи, выращенные в Шри Маяпуре, Шрила Гауракишор Дас Бабаджи принимал их благоговейно прикладывая к голове и груди, а затем предлагал Шри Нитьянанде, довольствуясь в результате остатками подношения.

Любовь и преданность Шрилы Прабхупады к лотосным стопам Гурудева неизмерима. «Я считал себя великим знатоком точных наук и философии, пока, милостью судьбы не оказался на даршане лотосных стоп Шри Гурудева, — рассказывал он однажды, — но тот не оценил моих достоинств, которые неизменно восхищали всех остальных — моей правдивости, высокой нравственности, образованности — глядя на меня, словно таковых не было вовсе. Выдающиеся качества моей природы он проигнорировал полностью, и тогда я понял, насколько же хорош должен быть тот, для кого все мои «достоинства» не стоят ничего. Каким же непостижимым богатством должен тот обладать.

Столкнувшись с таким безразличием, я осознал, что на самом деле нет никого презренней меня, никого падшего ниже — таким я увидел себя в тот момент. Для находящейся передо мной великой души столь ценные в моих глазах ученость, порядочность и благородство не стоили ломаного гроша. Я понял, что сокровища, которыми он обладает, несравненно более драгоценны. Со всем смирением и искренностью я обратился к Всевышнему с просьбой о его снисхождении. Позже, благодаря Господу, я осознал, что без расположения этого великого святого и служения ему, моя жизнь не обрела бы смысл. Тогда я сделал все возможное, чтобы принять прибежище лотосных стоп Шри Гурудева, и — испытав его безграничную беспричинную милость — почувствовал, что живу не напрасно. Я понял, что не пережив глубокого потрясения, подобного случившемуся со мной милостью моего Шри Гуру, невозможно прийти в себя — разбудить сознание. Поэтому я повторяю каждому: «Я самый последний глупец, умоляю — не уподобляйтесь мне. Не ограничивайте свою реальность рамками рационального. Следуйте к безграничному, к Вайкунтхе, становитесь богатейшими существами мира. Прошу вас, всего лишь — осознайте, примите это наивысшее благо, дарованное мне беспричинной милостью Господа».

Он пишет: «Даже находясь лицом к лицу со Шрилой Гауракишор Дасом Бабаджи многие люди — дилетанты и искушенные, ученые и необразованные, неверующие и гордящиеся своей религиозностью — не могли увидеть его, понять, кем он является. В этом непостижимая тайна воистину святого человека. Сотни людей приходили к нему за советом стремясь исполнить свои материальные желания. Но его ответы только усугубляли их заблуждения. Кто-то рядит себя в одежды святых, многие подражают высоким нравам, но в реальности, как те, так и другие, оказываются в конечном итоге гораздо дальше от святости, чем люди самые обыкновенные, не претендующие на роль святых. Мой господин был совершенно свободен от подобного лицемерия. Он учил, что истина безупречна сама по себе, неизменно утверждая это правило собственным примером безукоризненно чистой любви к целому миру. Тот, кому выпало счастье испытать подобное чувство, не прельстится и восемью йогическими совершенствами.

Не питая неприязни даже к собственным недругам или тем, кому он слишком мешал, он, однако, и в отношении к лицам, снискавшим его милость, в той же степени не проявлял каких-то особых симпатий. «В этом мире, — говорил он, — нет никого, кто бы нравился мне или, напротив, вызывал отвращение. Я считаю, что уважения достоин каждый».

Другой неразрешимой загадкой было для меня его общество — моего Гурудева окружали обманщики, настроенные прямо противоположно служению Богу. Совершенно не осознавая его истинного положения и считая себя преемниками его милости, они оставались рабами мелочных удовольствий этого мира. Но Гурудев не предпринимая каких-то заметных попыток избавиться от такого общества, все же, ни в коем случае не считал этих людей своими».

Их встреча произошла в 1898 году в Свананда-сухада-кундже на Годрумадвипе (одном из девяти островов Навадвипы). Услышав как Шрила Гауракишора Дас Бабаджи с глубоким чувством поет сочиненную им самим песню, Шрила Прабхупада ошеломленный потоком нахлынувшего вдруг божественного восторга был пленен. Позднее он запишет ее слова, сделав бхаджан доступным всем верующим душам. Это обращение к Шримати Радхарани, посвященное Шриле Рагхунатху Дасу Госвами.
Порой мы наблюдали признаки глубокой любовной тоски, проявляемые Шрилой Прабхупадой в разлуке с Господом. Чайтанья-чаритамрита рассказывает о невыносимых чувствах, терзающих Шримана Махапрабху на празднике колесниц Шри Джаганнатха. Сокровенные переживания Махапрабху запечатлены в совершенных поэтических строках Шрилы Кавираджа Госвами, начиная со слов:

анйера хр̣дайа — мана, мора мана — вр̣нда̄вана,..

Увлекаемый схожим чувством Шрила Прабхупада воплощал Гаудия Матх в Джаганнатха Дхаме, участвовал в празднике колесниц или открывал выставку «Бхагавата»… Всякий раз при упоминании о встрече на поле Куру — не отличном от Джаганнатха Дхамы — Шримати Радхарани и Кришны, он погружался в потоки чувств испытываемых в разлуке. Глаза его увлажнялись слезами, а голос начинал дрожать.

Движимый той же любовью, Шрила Прабхупада исполнял перед образом Шри Джаганнатха в Нилачале стихи Шрилы Рупы Госвами, произнося слова Шримати Радхарани:

прийах̣ со ’йам̇ кр̣ш̣н̣ах̣ саха-чари куру-кш̣етра-милитас
татха̄хам̇ са̄ ра̄дха̄ тад идам убхайох̣ сан̇гама-сукхам
татха̄хй антах̣-кхелан-мадхура-муралӣ-пан̃чама-джуш̣е
мано ме ка̄линдӣ-пулина-випина̄йа спр̣хайати

«Подруги, сегодня на Курукшетре я опять вместе с Кришной. Ни я, ни Он — не изменились, и счастье встречи то же, что и прежде. Но сердце все время тянет на берег Ямуны, в наполненный чарующими звуками искусной флейты лес».
Шримати Радхарани, Ее озеро Шри Радха Кунда наполняли все сердце и душу Шрилы Прабхупады. Воспевая Её славу и милость, он погружался в волны бхава-самадхи. Радха-раса-судханидхи Шрилы Прабодхананды Сарасвати (собрание прославляющих Её шлок) была очень дорога ему. Я помню прерывающийся голос Шрилы Прабхупады, его переполняемые слезами глаза, в те мгновенья, когда он цитировал шлоки этой священной книги. («Я склоняюсь перед волнением воздуха, рожденного в полах одежд дочери Вришабхану, — ветерку, что несет Мадхусудану счастье»). Так же с глубоким чувством Шрила Прабхупада разъяснял нам многие, посвященные Шримати Радхарани, стихи и гимны Вилапа-кусуманджали Шрилы Рагхунатхи Даса Госвами, которую ценил не менее. Страстная привязанность к лотосным стопам Шримати Радхарани звучит в самом его имени — Варшабханави-Дайита Даса (слуга Кришны, возлюбленного Шримати Радхарани).

«Радхарани, зачем мне жизнь лишенная твоей милости? Зачем мне Врадж? О лотосоокая, без милости Твоей, мне не нужен и Кришна, сокрушитель Бакасуры». Вилапа-кусуманджали

Каждый год тысячи верующих, следуя примеру Шрилы Прабхупады, съезжались в Матхура Дхаму на совместную Карттика-врату. Шрила Прабхупада соблюдал пост безупречно искренне и с бескомпромиссным аскетизмом — не покидая святую Дхаму, переживая блаженство разлуки с Господом безраздельно. Воспоминания о временах, когда мы проводили месяцы Карттики вместе, не перестают вдохновлять нас в движении по избранному пути. Я помню парикраму 1932 года, когда Шрила Прабхупада в сопровождении множества преданных Господу душ обошел вокруг святую землю Враджа-мандалы. Путешествие началось 9-го октября, в день явления Шри Мадхвачарьи. Останавливаясь в каждом из мест игр Кришны, он рассказывал нам соответствующие истории, которые, для блага жителей самых разных областей Индии и соседних стран, тут же переводились на многие языки. У слияния Шри Радха Кунды и Шри Шьяма Кунды, в большом собрании преданных, среди Враджаваси (обитателей Враджа Дхамы) и многих ученых-философов, Шрила Прабхупада представил собственное толкование «Нектара Наставлений» Шрилы Рупы Госвами. Фотография, запечатлевшая выступление Прабхупады на берегу Шри Лалита Кунды, была опубликована в одном из номеров «Гаудия» тех лет. Заставленная палатками поляна, словно небольшой городок, предоставляла вниманию весьма живописное зрелище.

29 октября 1934 года в деревне Сати-гара в Матхуре Шрила Прабхупада обнаружил святое место, где Шрила Рупа Госвами встретил Шри Гопала. В 1935 году нам посчастливилось быть рядом со Шрилой Прабхупадой, когда он соблюдал Шри Дамодара-врату на берегах дорогой ему Шри Радха Кунды. Каждый день он читал и объяснял Шримад Бхагаватам, Шри Чайтанья -чаритамриту, Упанишады и другие священные писания. Каждый день обходил Шри Радха Кунду, слушал или вел беседы о восьмичастной ашта-калийа лиле — ежедневных играх Господа. В это же время для более целостного служения Шри Враджа Дхаме он положил начало регулярным собраниям, целью которых была проповедь славы Враджа Дхамы (Шри Враджа-Дхама Прачарини Сабха).

Его привязанность к Хари-катхе казалась бесконечной. Он мог говорить о Господе часами, негодуя, если кто-то хотя бы намекал о перерыве для приема пищи. Было время, когда по рекомендации врачей ученики просили его не утруждать себя долгими речами, и если кто-то вдруг справлялся о его здоровье, он отвечал: «Я в полном порядке, а моя единственная проблема в том, что мне не позволяют говорить о Кришне». «Чтобы пробудить одну единственную спящую душу, чтобы дать хотя бы одной душе истинное понимание себя, нужно быть готовым отдать всю свою жизнь, без остатка», — не уставал повторять он.
Шрила Прабхупада с удовольствием слушал киртаны, но абсолютно не выносил пения притворствующих, звучания диссонирующего с настроением Вайшнавов, как и проявлений взаимоисключающих чувств к Богу. О чем пишет в своих стихах:

пра̄на а̄чхе та̄ра, се хету прача̄ра
пратиш̣т̣ха̄ш́а̄-хӣна кр̣ш̣н̣а га̄тха̄ саба
ш́рӣ-дайита-да̄са, кӣрттанете а̄ш́а,
кара уччхаих̣сваре харина̄ма раба

Киртана жива лишь тогда, и только тогда проникает в сердце, когда исполняется без желания показать себя, когда ее суть и предназначение — Кришна. О такой же киртане мечтает Шри Дайита Дас, взывая: «Да наполнят пространство звуки громогласной славы имен Хари». Путь безусловного самопредания, свободный от всякого желания прослыть святым или показаться значительной личностью — вот то, что составляет саму жизнь бхакты. Пение любого из не принявших путь безусловного самопредания — безжизненно и пусто, а потому недостойно слуха. Шрила Прабхупада абсолютно не терпел подражания, как и тех, кто претендовал на духовный уровень превышающий реализованный ими в сущности. Ясно давая понять нам, что все, в чем мы действительно нуждаемся — это простота, смирение, почтение и честность на пути служения Богу. Но лицемерие, притворство, двуличие и тщеславие следовало искоренить полностью. Он говорит:

йади бхаджибе гора̄ сарала кара ниджа мана
кут̣ина̄ти чха̄д̣и’ бхаджа гора̄ра чаран̣а
гора̄ра а̄ми, гора̄ра а̄ми
мукхе балиле на̄хе чхале
гора̄ра а̄чха̄ра, гора̄ра вичха̄ра
ла-иле пхала пхале

«Если намерен служить Гауранге, сделав ум свой простым и искоренив двуличие, поклоняйся стопам Гауры не на словах лишь: «Я — Его, я принадлежу Гауре», — необходимо следовать Гауре, жить Его волей, смотреть и слушать как Гаура — плодов не обрести иначе».

За своих учеников Шрила Прабхупада переживал всей душой и, случалось, плакал, услышав, что кто-то из них заблудился в майе. Подобно разящей молнии — неотвратимо и беспощадно сокрушая безбожников и адептов философии потребления, он проявлял в отношениях с возлюбленными изысканную нежность. Когда проживающий в монастыре слуга терпел материальную нужду, Шрила Прабхупада, едва узнав об этом, старался незамедлительно собрать и выслать необходимую тому сумму, не вынося и мысли, что слуга Господа бедствует не имея средств к существованию; а любое известие о болезни кого-то из учеников вызывало в нем глубокое сострадание. Его сердечная забота и сочувствие, казалось, согревало теплее любви миллионов родителей. Бывало, снедаемые тоской мы устраивались подле него, чтобы тут же — растворяясь в потоке бескрайней любви — забыть о всякой грусти. Нам приятны были даже его наказания. «Шрила Прабхупада отругал меня!» — произносилось с гордостью, с выражением избранника небес. Все трудности послушания окупались сторицей его лотосоподобной улыбкой. Переживаемые нами чувства можно передать стихами Шрилы Бхактивинода Тхакура, из ш́аран̣ага̄ти:

тома̄ра сева̄йа дух̣кха хайа йата,
сео та’ парама сукха
сева̄-сукха-дух̣кха парама сампада,
на̄сайе авидйа̄-дух̣кха

«Трудности и невзгоды в служении тебе — для меня наивысшее благо, ведь на этом пути, как радости, так и печали — драгоценнейшие приобретения, поскольку и то и другое освобождает от боли невежества». ( Шаранагати 16.4)
Когда не удавалось исполнить волю Шрилы Гурудева так, как хотелось бы, мы чувствовали себя потерянными. Служением была вся наша жизнь — наши чувства, поклонение, размышления, понимание, воздержание и самопожертвование, — «Он так дорог Господу!» Поэтому если нам удавалось сделать хоть что-нибудь для его счастья, это казалось величайшим духовным достижением.
Когда Шрила Прабхупада покидал нас даже на несколько дней, наши сердца изнывали от боли разлуки, день и ночь ожидая: «Когда же он наконец вернется». Боже, сколько лет прошло с тех пор… он так давно оставил эту планету! Как же смог я пережить эту разлуку? Зачем моя душа все ещё остается здесь? Наверное, мои оскорбления Святого Имени и лотосных стоп Шрилы Прабхупады сделали мое сердце бесчувственным, точно камень. Если бы я действительно любил его, то разве влачил бы это жалкое бессмысленное существование? Милостивый господин, прошу, защити своего падшего слугу. Я грешен и низок, свернув с пути преданного служения я ушел так далеко, но все же — прошу тебя, — подбери и укрой в сени своих лотосных стоп. Ведь однажды ты уже давал мне приют, взяв слугой слуги своих слуг. Также ты заверял нас, что если понадобится, ты придешь сюда снова и снова, ради спасения падших, вроде меня. О милостивый Гурудев, сердце твое полно любви! Пожалуйста, прости оскорбления, причиненные у твоих стоп осознанно или нечаянно. За день до нашей разлуки я, прижимая твои стопы к своей груди, поймал твой исполненный нежности взгляд. Пожалуйста, помни об этом. Я глупец, лишенный понимания писаний невежда; мне не ведомо, что хорошо и, что для меня погибельно. Прошу, поправь меня, сделай достойным служения тебе. Будь милостив и покажи мне мои ошибки, открой глаза на оскорбления, подарив привилегию служить тебе.

сеи бхакта дханйа, йе на̄ ча̄д̣е прабхура чаран̣а
сеи прабху дханйа, йе на̄ ча̄д̣е ниджа-джана
дурдаиве севака йади йа̄йа анйа стха̄не
сеи т̣ха̄кура дханйа та̄ре чуле дхари’ а̄не

«Из преданных будет славен тот кто, чего б ни случилось, остается у стоп господина; из последних же, несомненно — достойнейшим считается тот, кто никогда не откажется от своего слуги. Если, волею судеб, слуга свое место променял на чужое, то настоящий хозяин, ухватив за волосы, непременно, вернет заблудившегося обратно», — говорил Шри Чайтанье Махапрабху Мурари Гупта (Шри Чайтанья-чаритамрита, Антья-лила 4.46.47)

Вы дали мне четки из туласи, чтобы я с усердием обращался к Святому Имени, но — увы, я по-прежнему безуспешен. Достойнейшие мои братья все как один заботятся о моем благе, но их поступки, служа наилучшим примером поклонения Имени, меня не вдохновляют. Я не испытываю желания даже служить Имени, не говоря уже о любви к Нему. Может быть я остался без милости Святого Имени из-за оскорблений Твоих лотосных стоп или стоп Вайшнавов? О средоточие милости, Прабхупада, умоляю, надели меня любовью к Святому Имени. Вдохнови! Я так счастлив — мне довелось обнять твои лотосные стопы, излучающие нежный свет бесконечного множества лун. Я прошу лишь об одном — пусть твои стопы всегда остаются на алтаре моего сердца.

Комментарии запрещены.